Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu

Митавская трагедия XX века

Saruna 1
Atbildes
  1. Kapi
  2. Karš
  3. Война
  4. Кладбища

Вторая мировая война нанесла Елгаве урон, сравнимый с трагедией Дрездена, Варшавы, Кенигсберга и других исторических центров Европы: было разрушено около 90% общей довоенной застройки. Во 2-ой половине 40-ых годов здесь на свежих развалинах снимали киноклассику сталинской эпохи „Битва за Сталинград”, в угоду фильма взрывая некоторые, чудом выжившие здания немецкого стиля, многие из которых были выдающимися памятниками здешней истории и архитектуры. А в 1950 году советская власть „добила” остатки уникального культурно-исторического наследия бывшего Курляндского герцогства, часть которого можно было отстроить.

Старушка Митава канула в Лету истории…

В августе 1944-го

… До Второй мировой войны Елгава была типичным европейским городом типа Любека или Бремена, со своеобразным немецко-латышским укладом жизни и такой же историко-архитектурной застройкой. Еще до войны сюда влекло любителей старины и туристов-эстетов со всей Западной Европы. С самой высокой в городе звонницы церкви Св. Троицы (бывшего храма крупнейшей в крае общины курляндских немцев) за 20-30 сантимов любой мог насладиться великолепной панорамой столицы Земгале. Неповторимый вид открывался на Елгавский дворец, рыночную площадь и колоннады, канал герцога Якова, дворцовую улицу и другие достопримечательности города. Бросалось в глаза обилие скульптур и декоративной лепки зданий. Дух творчества великого зодчего Растрелли передавался через поколения.

Разрушение города и вспыхнувший гигантский пожар произошли здесь в конце июля-августе 1944 года в результате жесточайших боевых действий за „окно” в Курляндию между советской и гитлеровской армиями. Эту военную трагедию города старое поколение горожан назвало катастрофой Елгавы в 20-ом столетии. Командование гитлеровской армии обьявило Елгаву крепостью со всеми вытекавшими отсюда страшными последствиями. Оборонявшие город гитлеровцы проводили огнеметные зачистки зданий. Тактика выжженной земли „прошлась” по Елгаве и ее жителям: выжили успевшие выбраться за город и спрятавшиеся в подвалах и погребах. Сегодняшние рассказы старожилов-очевидцев трагедии в чем-то уже навеяны легендами, но в чем-то горькой правдой памяти каждого – об эшелоне с амуницией, подогнанном немцами к вокзалу (с огромным скоплением эвакуировавшихся) за несколько минут до массированной бомбардировки советской авиацией города, об оставленной немцами на вокзале перед отходом злополучной цистерне со спиртом, о рапортах-скороспелках советских генералов Сталину, о салюте в Москве в честь взятия Митавы (Елгавы) в момент обратного – неожиданного контрудара гитлеровцев через реку Лиелупе , и последовавшей затем гибели тысячи советских солдат и офицеров, о приказе Сталина вернуть Митаву любой ценой…

Из рук в руки переходил город несколько раз. В трагедию вылилась здесь эйфория прорыва к Балтийскому морю. Со слов беженцев, зарево горящего города было видно даже из Майори (за 60 км от Елгавы).

Ликвидационный раж

Эхом не менее тяжелой трагедии отозвалось после войны уничтожение в 1949-1950 –ых культурно-исторического наследия Елгавы, часть которого можно и нужно былот сохранить. Навязанный городской партноменклатурой план послевоенной перестройки Елгавы на советско-сталинский лад стер с лица земли ещепригодные для восстановления здания - памятники архитектуры европейского масштаба, как например Дом Латышского общества, Курземский провинциальный музей, здания Курляндского рыцарства и Ремесленного общества, церкви св. Троицы, св. Николая, Реформаторов (на бывшей земле которой по преданию находится не локализованная могила жены Ф.Б. Растрелли) и другие здания.

Исходя из новой пространственной планировки города по приказу тогдашнего горисполкома, варварски бульдозерами был срыт и комплекс исторических кладбищ вокруг ж/д вокзала. В мае 1950 года здесь начали крушить все и вся. У согнанных на расчистку жителей этот эпизод послевоенного „восстановления” Елгавы из руин жуткой болью отложился в памяти на всю жизнь. Старики с содроганием вспоминают сегодня эпизод сноса гранитного Лачплесиса в 1952 году – первого памятника Освободителям Елгавы. Он стоял напротив вокзала, и в тот раз камень оказывался прочнее кувалд рабочих.

Кто из нынешних елгавчан знает, что в земле привокзального парка перемолоты могилы, склепы, надгробные плиты, людские кости? А ведь здесь покоится прах выдающихся людей в истории Елгавы, Земгале, Латвии: бургомистры города и губернаторы края со времен вхождения герцогства в состав России, известные священники, литераторы, деятели культуры и 1-ой Атмоды, как например Юрис Матерс; первый латышский книгоиздатель Индрикис Алунанс, отец латышского театра Адолфс Алунанс, родственники Аспазии и другие.

Пережившая все лихолетья лютеранская церковь св. Иоанна – немой свидетель бывших кладбищ вдоль тогдашней Литовской улицы, истории балтийских немцев, русских старообрядцев, многих именитых иностранцев. Часовня некогда стоявшая у церкви св. Иоанна, была местом последнего пристанища аббата Эджворта де Фирмонта, духовника обезглавленного французского короля Людовика XVI . Его брат, Людовик XVIII, гонимый Великой французской революцией жил изгнанником в Митавском (Елгавском) дворце, с перерывами в 1797-1807 годах. Над могилой умершего здесь же в Елгаве (1797) отца Эджворта, героически ухаживавшего за больными французскими беженцами, благодарный Людовик приказал возвести часовню и зажечь Вечный огонь, но в силу обстоятельств, спешно покидая Митаву (Елгаву) забыл ассигновать деньги на поддержание огня. Кладбищенский сторож до своей смерти из личных средств выполнял волю короля. Позднее уже никого не заботила судьба Вечного огня…

Поминая всех

…В начале 2002 года активист Елгавского Латышского общества Модрис Зиемелис выступил с инициативой: на видном месте, в нынешнем парке А. Алунана, напротив церкви Св. Иоанна установить мемориальную стену в память о существовавших здесь до 1950-го исторических кладбищах Елгавы. Согласно идее (проект уже подготовлен архитектором Айей Зиемелниецей), тут можно будет поставить свечи, своих близких, родственников и друзей всем, кто не знает местонахождения их могил в современной Елгаве. В свое время успели провести брусчатную дорожку от лютеранской церкви св. Иоаннна к предполагаемому месту установки памятной плиты, но на этом инициатива и остановилась. Увы, проект в парке А.Алунана на сегодня так и не реализован.

Отрадны в наше время энтузиазм и, доведенный до успешного конца, пример подвижничества настоятеля местной православной церкви Успения Пресвятой Богородицы, отца Феофана (Пожидаев), автора книги о первом канонизированном латышском священнике, великомученике Иоанне (Поммере). Отцу Феофану удалось воплотить в жизнь уникальный проект начала нового тысячелетия. Летом 2001 года на пожертвования прихожан во внутреннем дворике храма был установлен и освящен памятный крест, а в последующие годы создан целый мемориал в память еще об одном уничтоженном в послевоенные годы кладбище близ церкви, на котором погребены христиане разных конфессий. Что символично: сегодня на его месте находится элеватор-зернохранилище, а рядом расположены корпуса, обанкротившегося осенью 2008 года, хлебокомбината „Елгавас Майзниекс”. Приход, в свою очередь, ведя активную духовную жизнь, взвалил на свои плечи хозяйственно-благотворительные заботы об обездоленных и нуждающихся в эпоху кризиса людях (подспорьем и социальной помощью для многих, обнищавших ныне, елгавчан является здесь свое обустроенное сельско-приусадебное подворье) …